Маяковский! Ваши стихи не греют, не волнуют, не заражают! — Мои стихи не печка, не море и не чума!

 — Маяковский! Ваши стихи не греют, не волнуют, не заражают!
— Мои стихи не печка, не море и не чума!

Я пишу потому, что я больше не в состоянии об этом думать.

 Не ругайте меня мерзавцем за то, что редко пишу. Ей-богу же, я, в сущности, очень милый человек.

 Если рассматривать меня как твоего щененка, то скажу тебе прямо — я тебе не завидую, щененок у тебя неважный: ребро наружу, шерсть, разумеется, клочьями, а около красного глаза, специально, чтоб смахивать слезу, длинное облезшее ухо. Естествоиспытатели утверждают, что щененки всегда становятся такими, если их отдавать в чужие не любящие руки.

Не поймать
меня
на дряни,
на прохожей
паре чувств.
Я ж
навек
любовью ранен –
еле-еле волочусь.
 От тебя ни одного письма, ты уже теперь не Киса, а гусь лапчатый. Как это тебя так угораздило?

 о, что тебе хоть месяц, хоть день без меня лучше, чем со мной, это удар хороший.

 Сегодня у меня очень «хорошее» настроение. Еще позавчера я думал, что жить сквернее нельзя. Вчера я убедился, что может быть еще хуже — значит, позавчера было не так уж плохо.

Это было. Было в Одессе.
«Приду в четыре,» — сказала Мария.
Восемь.
Девять.
Десять.

 Деточка,
все мы немножко лошади,
каждый из нас по-своему лошадь.

 Нести не могу –
И несу мою ношу.
Хочу её бросить –
И знаю,
Не брошу!

 Я в Париже живу как денди,
Женщин имею до ста.
Мой член как сюжет в легенде,
Из уст переходит в уста.

 Лошади никогда не кончают самоубийством, потому что, будучи лишены дара речи, они не имеют возможности выяснять отношения.

Allo! Кто говорит?
 Мама? Мама!
Ваш сын прекрасно болен!
Мама!
 У него пожар сердца.
 Скажите сестрам, Люде и Оле,
– ему уже некуда деться.


Evelina Popova

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *